Фольклорные средства выразительности. Фольклор - устное народное творчество. Особенности фольклора. Характерные особенности фольклора

Фольклор (folk-lore) - международный термин английского происхождения, впервые введенный в науку в 1846 году ученым Вильямом Томсом. В буквальном переводе он означает - "народная мудрость", "народное знание" и обозначает различные проявления народной духовной культуры.

В русской науке закрепились и другие термины: народное поэтическое творчество, народная поэзия, народная словесность. Названием "устное творчество народа" подчеркивают устный характер фольклора в его отличии от письменной литературы. Название "народно-поэтическое творчество" указывает на художественность как на признак, по которому отличают фольклорное произведение от верований, обычаев и обрядов. Такое обозначение ставит фольклор в один ряд с другими видами народного художественного творчества и художественной литературы. 1

Инициаторы коллективно сталкиваются с инициативами, а среди инициаторов обычно существует полное равенство статуса. Предварительные различия в отношении родства, богатства, ранга или возраста временно недействительны. В связи с этими структурными изменениями символы лиминирования часто представляют такие идеи, как смерть и рождение. Потеря прелютического статуса или структурных механизмов интерпретируется как «смерть», рост к новому статусу или артикуляции как «рождение» или «младенчество». Потеря статуса может быть обозначена ритуальной наготой, или социальная однородность группы может быть подчеркивается ношением какого-то единого ритуального украшения или платья.

Фольклор - сложное, синтетическое искусство. Нередко в его произведениях соединяются элементы различных видов искусств - словесного, музыкального, театрального. Его изучают разные науки - история, психология, социология, этнология (этнография) 2 . Он тесно связан с народным бытом и обрядами. Неслучайно первые русские ученые подходили к фольклору широко, записывая не только произведения словесного искусства, но и фиксируя различные этнографические детали и реалии крестьянского быта. Таким образом, изучение фольклора было для них своеобразной областью народознания 3 .

Пассивное отношение мужских инициаторов может быть символизировано ношением женской одежды. Отсутствие различий в статусе может быть показано в дальнейшем путем использования поз, выражающих смирение, или путем украшения тела землей или золой. Социальная невидимость инициаторов может означать их полное или частичное уединение из мест обитания и случаев светской жизни, по правилам, обязывающим их долго молчать и странными переодеваниями.

Таким образом, ограниченность является периодом структурного обнищания и символического обогащения. Это, по сути, период возврата к первым принципам и инвентаризация культурного инвентаря. Чтобы быть вне определенного социального положения, перестать иметь конкретную перспективу, в каком-то смысле осознать все позиции и договоренности и иметь общую перспективу. То, что превращает потенциальное понимание в настоящий гнозис, - это инструкция. Инструкция имеет много форм: она частично передается через проявления объектов сакра, которые показаны в посвящениях и объясняются, иногда с помощью священных мифов; он частично принимает форму прямой этической инструкции, хотя это редко бывает в примитивном ритуале; и очень часто культурные знания передаются рассказом о мифических повествованиях.

Наука, изучающая фольклор, называется фольклористикой . Если под литературой понимать не только письменное художественное творчество, а словесное искусство вообще, то фольклор - особый отдел литературы, а фольклористика, таким образом, является частью литературоведения.

Фольклор - это словесное устное творчество. Ему присущи свойства искусства слова. Этим он близок к литературе. Вместе с тем он имеет свои специфические особенности: синкретизм, традиционность, анонимность, вариативность и импровизация .

Следует помнить, что, как и все ритуальные явления и процессы, такие сакра, такие гнозис и такие мифы ощущаются теми, кто считает, что они имеют онтологическую эффективность. Они воссоздают или трансформируют тех, кому они показывают или рассказывают, и изменяют способность инициации, чтобы он мог выполнять задачи нового статуса перед ним. Это не просто когнитивная реструктуризация, и это не только ритуальная легитимизация нового социального статуса инициатора; скорее, у обрядов, мифов и символов есть что-то похожее на спасительную силу - без онтологического аспекта инициация будет «потеряна»; он не сможет выполнять даже физические действия, соответствующие его новому статусу, или выполнить ритуальную составляющую этого нового статуса.

Предпосылки возникновения фольклора появились в первобытно-общинном строе с началом формирования искусства. Древнему искусству слова была присуща утилитарность - стремление практически влиять на природу и людские дела.

Древнейший фольклор находился в синкретическом состоянии (от греческого слова synkretismos - соединение). Синкретическое состояние - это состояние слитности, нерасчлененности. Искусство еще было не отделено от других видов духовной деятельности, существовало в соединении с другими видами духовного сознания. Позднее за состоянием синкретизма последовало выделение художественного творчества вместе с другими видами общественного сознания в самостоятельную область духовной деятельности.

Например, если девушка не была ритуально «выращена» в женщину, как выразился Бемба, многие аспекты сексуальности взрослых представят ей опасности. Таким образом, знание, в том числе знание, переданное мифом, «спасает». Даже там, где мифы не связаны с обрядами, у них ограниченный характер. Большинство из них имеют генетическую или критическую ссылку. Они ссылаются на то, как дела обстояли так, как они есть; это не просто кадастры или правила поведения. Они также прямо или косвенно ссылаются на биологические жизненные кризисы рождения, спаривания, болезни и смерти.

Фольклорные произведения анонимны . Их автор - народ. Любое из них создается на основе традиции. В свое время В.Г. Белинский писал о специфике фольклорного произведения: там нет "знаменитых имен, потому что автор словесности всегда народ. Никто не знает, кто сложил его простые и наивные песни, в которых так безыскусственно и ярко отразилась внутренняя и внешняя жизнь юного народа или племени. И переходит песня из рода в род, от поколения к поколению; и изменяется она со временем: то укоротят ее, то удлинят, то переделают, то соединят ее с другой песнею, то сложат другую песню в дополнение к ней - и вот из песен выходят поэмы, которых автором может назвать себя только народ". 4

Они также связаны с климатическими или экологическими изменениями, которые всегда связаны с перестройкой социальных отношений - с возможностью конфликта и беспорядка. Известная аморальность мифов тесно связана с их экзистенциальной опорой. Миф не описывает, что должно быть сделано; он выражает то, что должно быть. Ритмы и результаты биологии и климата являются как аморальными, так и нелогичными, хотя они имеют форму и порядок. Чтобы получить власть, участник ритуала или верующий в мифе должен исполнять или притворяться исполнением, в действии или в фантазии делами убийства, людоедства, прелюбодеяния или кровосмешения, поскольку порождающие процессы внутренней и внешней природы наиболее непосредственно выражаются в такое поведение.

Безусловно прав академик Д.С. Лихачев, который отмечал, что автора в фольклорном произведении нет не только потому, что сведения о нем, если он и был, утрачены, но и потому, что он выпадает из самой поэтики фольклора; он не нужен с точки зрения структуры произведения. В фольклорных произведениях может быть исполнитель, рассказчик, сказитель, но в нём нет автора, сочинителя как элемента самой художественной структуры.

Ограниченный символизм, как в его ритуальных, так и в мифических выражениях, изобилует прямыми или образными нарушениями моральных кодексов, которые хороши в светской жизни, таких как человеческая жертва, человеческая плоть и кровосмесительные союзы богов братской сестры или матери-сына или их человеческих представителей. Таким образом, теория, что мифы являются парадигматическими или что мифы предоставляют прецеденты и санкции за социальный статус и моральные правила, требует какой-то квалификации.

Мифы и лимитные обряды нельзя рассматривать как модели для светского поведения. С другой стороны, они не должны рассматриваться как предостерегающие истории, как негативные модели, которые не следует соблюдать. Скорее они считаются высокими или глубокими тайнами, которые временно помещают посвящение в тесные рэп-порты с первичными или изначальными генеративными силами космоса, действия которых превосходят, а не нарушают нормы человеческого светского общества. В мифе есть безграничная свобода, символическая свобода действий, которая лишена связанного с нормой статуса статуса в социальной структуре.

Традиционная преемственность охватывает большие исторические промежутки - целые столетия. По словам академика А.А. Потебни, фольклор возникает "из памятных источников, т. е. передается по памяти из уст в уста насколько хватает памяти, но непременно прошедший сквозь значительный слой народного понимания" 5 . Каждый носитель фольклора творит в границах общепринятой традиции, опираясь на предшественников, повторяя, изменяя, дополняя текст произведения. В литературе присутствуют писатель и читатель, а в фольклоре - исполнитель и слушатель. "На произведениях фольклора всегда лежит печать времени и той среды, в которой они длительное время жили, или “бытовали”. По этим причинам фольклор и называют народным массовым творчеством. У него нет индивидуальных авторов, хотя есть много талантливых исполнителей и творцов, в совершенстве владеющих общепринятыми традиционными приемами сказывания и пения. Фольклор непосредственно народен по содержанию - т. е. по мыслям и чувствам, в нем выраженным. Фольклор народен и по стилю - т. е. по форме передачи содержания. Фольклор народен по происхождению, по всем приметам и свойствам традиционного образного содержания и традиционным стилевым формам". 6 В этом состоит коллективная природа фольклора. Традиционность - важнейшее и основное специфическое свойство фольклора.

То, что инициатор ищет посредством обряда и мифа, не является моральным примером, так как власть выходит за пределы его прежнего статуса, хотя он знает, что он должен принять нормативные ограничения своего нового статуса. Лиминальность - это чистая потенция, где может случиться что-то, где погрешность нормальная, даже нормативная, и где элементы культуры и общества освобождаются от привычных конфигураций и рекомбинируются причудливыми и ужасающими образами. Тем не менее эта безграничность ограничена - хотя никогда и без чувства опасности - благодаря знанию, что это уникальная ситуация и определение ситуации, в которой говорится, что обряды и мифы должны сообщаться в установленном порядке и в символическом, а не буквальная форма.

Всякое фольклорное произведение бытует в большом количестве вариантов . Вариант (лат. variantis - меняющийся) - каждое новое исполнение фольклорного произведения. Устные произведения имели подвижную вариативную природу.

Характерной особенностью фольклорного произведения является импровизация . Она непосредственно связана с вариативностью текста. Импровизация (ит. improvvisazione - непредвиденно, внезапно) - создание фольклорного произведения или его частей непосредственно в процессе исполнения. Данная особенность в большей степени характерна для причитаний и плачей. Однако импровизация не противоречила традиции и находилась в определенных художественных рамках.

Сам символ, который выражает в то же время сдерживает; через мимесис существует действие, а не действие - импульс, который биологически мотивирован, но социально и морально постигнут. Многие авторитеты в мифологии подчеркнули реальность, в отличие от фантастических или нереальных аспектов, мифа. Малиновский, например, описал, как миф «как он существует в дикой общине» - это «не просто рассказ, а реальность». Это «не праздная история, а трудолюбивая активная сила». И мы видим, что Мирча Элиаде пишет, что миф всегда является творением творения; он рассказывает, как что-то было достигнуто, стал.

Учитывая все эти признаки фольклорного произведения, приведем предельно краткое определение фольклора, данное В.П. Аникиным: "фольклор - это традиционное художественное творчество народа. Оно равно относится как к устному, словесному, так и иному изобразительному искусству, как к старинному творчеству, так и к новому, созданному в новое время и творимому в наши дни". 7

Именно по этой причине миф связан с онтологией; он говорит только о реалиях, о том, что на самом деле произошло, о том, что было полностью проявлено. Теперь верно, что для каждого из этих авторов реальность или опыт имеют другое значение. Основная цель Малиновского состояла в том, чтобы связать мифы о Тропиандских островитянах с их социальным и культурным опытом. Таким образом, мифы о рождении предков кланов из ям в земле были связаны с актуальными топографическими особенностями, с современным распределением кланов Тробрианд, с моделями тробрианских родств и социальной стратификацией. «Реальностью» Малиновский означал, что мифы - это уставы существующих социальных институтов.

Фольклор, как и литература, - искусство слова. Это дает основание использовать литературоведческие термины: эпос, лирика, драма . Их принято называть родами. Каждый род охватывает группу произведений определенного типа. Жанр - тип художественной формы (сказка, песня, пословица и т. д.). Это более узкая группа произведений, чем род. Таким образом, под родом подразумевается способ изображения действительности, под жанром - тип художественной формы. История фольклора - это история смены его жанров. Они в фольклоре обладают большей устойчивостью, по сравнению с литературными, жанровые границы в литературе шире. Новые жанровые формы в фольклоре возникают не в результате творческой деятельности отдельных лиц, как в литературе, а должны быть поддержаны всей массой участников коллективного творческого процесса. Поэтому их смена не происходит без необходимых исторических оснований. В то же время жанры в фольклоре не неизменны. Они возникают, развиваются и отмирают, заменяются другими. Так, например, былины возникают в Древней Руси, развиваются в средние века, а в XIX веке постепенно забываются и отмирают. С изменением условий бытования разрушаются и предаются забвению жанры. Но это не свидетельствует об упадке народного искусства. Изменения в жанровом составе фольклора - естественное следствие процесса развития художественного коллективного творчества.

Хотя они могли бы упомянуть фиктивных существ, их детали имели взаимосвязь «точка-точка» с социальными и культурными мероприятиями, которые были реальными аспектами опыта Тробрианда. Напротив, Юнг рассматривал мифы не как индексы или уставы культурных учреждений, а как «психологические реалии», как выражения «архетипов» или «изначальных образов» «коллективного бессознательного». Они реальны в смысл, что они представляют унаследованные формы или узоры, присутствующие в каждом человеческом существе.

Вначале эти формы не имеют определенного содержания мысли; контент предоставляется конкретной культурой. Мифы дают «местное жилье и имя» этим общим формам и дают им «реальность», проявляя их в сознании. Под «действительностью» Элиаде означает «священная реальность», потому что, пишет он, «это священное прежде всего настоящее». Его анализ зависит от различия между священным и профаном. Ибо люди мифа не являются людьми: они являются богами или героями культуры, и поэтому их геста составляют тайны; человек не мог знать о своих действиях, если они не были ему открыты.

Каково соотношение между действительностью и ее отображением в фольклоре? Фольклор сочетает прямое отражение жизни с условным. "Здесь нет обязательного отражения жизни в форме самой жизни, допускается условность". 8 Ему свойственны ассоциативность, мышление по аналогии, символичность.


Ловикова Ольга Александровна, воспитатель ГБДОУ д/с № 23 Красногвардейского района города Санкт-Петербурга.

Мы не можем отстать от этого богословского языка с процессами, лежащими в основе мифа. Священное или святое царство для Элиаде недоступно для нас, если только оно не хочет раскрыться нам в аналогии мифического или ритуального символизма. Таким образом, для Малиновского «реальность» как атрибут мифа является культурной, для Юнга психологической и для Элиаде духовной.

Анализ лирических обрядов и символики

Социальный и культурный контекст

Возможно, лучший подход к проблеме взлома кода мифа - это отрицательная реакция, представленная лиминальной фазой в обрядах посвящения. Но чтобы проанализировать это адекватно, мы должны учитывать все, что Малиновский говорит о необходимости изучения таких обрядов в живом контексте, в котором они происходят. Этот контекст в каждом конкретном случае представляет собой социальную сферу: структуру социальных позиций и набор культурных учреждений и механизмов. Конкретный ритуал инициации или миф должен также рассматриваться как компонент общей системы религиозных убеждений и практики.

На современном этапе развития дошкольного воспитания в исследованиях психологов-педагогов (Л.С. Выготский, Д.Б. Богоявленская, А.В. Запорожец, О.С. Ушакова) 5-6 год жизни является периодом наиболее высокой «языковой одаренности», периодом особой восприимчивости к звуковой стороне речи, к языку, образным выражениям.
Как отмечают психологи и методисты Д.Б. Эльконин, Р.Е. Левина, А.П. Усова, Е.И. Тихеева, ребенок тогда усваивает родной язык, выразительность языка, когда имеет возможность подражать разговорной речи окружающих – родителей и педагогов.

Далее следует сравнить и сопоставить свойства и структуру религиозной системы со свойствами и структурой других культурных подсистем, таких как система родства, экономическая система и правовые и политические системы. Другими словами, мы должны искать часть значения мифа в идиосинкразии его культурного контекста, в контексте многих измерений. Мы также не должны пренебрегать динамикой этой культуры: мы должны видеть обряд и миф как фазы в социальных процессах, как выполняемые или переданные в значительных точках сезонного цикла, при индивидуальных или групповых жизненных кризисах, во времена естественной катастрофы, таких как голод, засуха, наводнение и эпидемия, или со ссылкой на кризисы, вызванные человеческими законными или «греховными» действиями.

Проблема развития выразительности речи детей нашла отражение в трудах известных отечественных психологов (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Б.М. Теплов, А.В. Запорожец) и педагогов (А.М. Леушина, Ф.А. Сохин, А.И. Полозова и др.) Однако, до настоящего времени не решен ряд вопросов содержательного и методического характера: какие средства выразительности доступны для восприятия и самостоятельного использования старшими дошкольниками; каким образом можно обеспечить широкое практикование детей в применении разных средств речевой выразительности; на каком содержании и в какой деятельности целесообразно развивать выразительность речи.
Использование в работе со старшими дошкольниками произведений малых форм фольклора открывает широкие перспективы развития выразительности речи, что обусловлено спецификой содержания и форм произведений малых форм фольклора, характером знакомства с ними. Дети хорошо воспринимают фольклорные произведения благодаря их мягкому юмору, ненавязчивому дидактизму и знакомым жизненным ситуациям.
Фольклор можно рассматривать оптимальным содержанием художественно-речевой и игровой деятельности.
Термин «выразительность речи» употребляется в нескольких значениях, которые не до конца дифференцированы. По мнению Е.А. Земской выразительность звучащей речи является таким обязательным элементом, как например, техничность, дикция. Это обусловлено спецификой устной речи, в которой особое значение приобретают интонация, жесты, мимика, условия контакта собеседников и т.д. Значение этих факторов настолько велико, что они, как известно, влияют на особенности языкового выражения устной речи (морфология, синтаксис и т.д.)
В научной литературе употребляется несколько омонимичных терминов «выразительность», которые используются для обозначения одного из коммуникативных качеств речи. Во втором значении имело бы смысл употреблять термин «средства выразительной устной (звучащей) речи».
Объем понятия «средства выразительности устной речи» в настоящее время в научной литературе не определен однозначно. Некоторые авторы сводят его к интонации. В этом случае объем термина «интонация» расширяется весьма значительно, включая в свой состав вряд ли относящиеся к ней элементы. Другие авторы расширяют это понятие, включая в средства выразительности и техническую сторону речи, например Б.С. Найденов называет среди средств выразительности устной речи силу звука, его высоту, тембр голоса и т.д.
Выразительность – это качество звучащей речи, позволяющее с помощью различных средств придать голосу эмоциональную окраску, способность передавать голосом определенные чувства. Выразительность является результатом активного отношения говорящего к своей речи. Этот источник выразительности звучащей речи Б.С. Найденов определил, как «увлеченность говорящего». Вторым источником выразительности речи играет большую роль в формировании хорошей речи. В то же время психологическое воздействие аудитории может носить как положительный, так и отрицательный характер. Говорящий должен верно определить психологическое состояние, «настроение» аудитории и построить свою речь таким образом, чтобы в наилучшей форме достичь целей конкретной коммуникации.
"Выразительность речи – умение внятно, убедительно и в то же время по возможности сжато выражать свои мысли и чувства, умение владеть интонацией, выбором слов, построением предложений, подбором фактов, примеров действовать на слушателя и читателя"– писал Рождественский Н.С.
Выразительность речи зависит так же от правильного дыхания, звучного голоса, четкой дикции, нормального темпа, соответствующего цели высказывания. Умение регулировать силу и высоту голоса способствует развитию его гибкости и подвижности. Постепенно формируется умение пользоваться разным темпом речи.
Элементы выразительности речи. Выразительность звучащей речи складывается из двух пластов: логического и эмоционального.
Логический анализ речи включает ряд операций. Вначале выделяются целостные смысловые отрезки (синтагмы), из которых состоит высказывание. Синтагма может совпадать с предложением, например: Моросил мелкий дождь. Так же синтагма может не совпадать с предложением, т.е. в границах одного предложения содержится несколько синтагм, например: Я долго не мог ей ничего ответить,// и мы молча стояли друг против друга, // держась за руки, // прямо, // глубоко и радостно смотря друг другу в глаза. Членение речи на синтагмы допускает варианты. Обычно синтагма совпадает с дыхательной группой (отрезком речи, произносимом на одном выдохе).
Синтагмы отделяются друг от друга логическими паузами, т.е. остановками в речи, которые обусловлены содержанием. Определение мест логических пауз является следующим этапом логического анализа.
Логические паузы отделяют друг от друга смысловые отрезки. Одновре-менно логическая пауза может совпадать с границей дыхательной группы и служить местом, в котором надо делать вдох и выдох воздуха. Этот момент связывает логику речи и технику речи: граница дыхательной группы обязательно должна быть в месте логической паузы, в противоположном случае вдох нарушит логическое членение речи.
Наряду с логическими паузами выделяют так же психологические, которые появляются в эмоциональной, возбужденной речи перед сообщение чего-либо важного, неожиданного, необычного, например: И будет все как будто бы под небом // и не было меня! (М. Цветаева). И это она сказала // ему! Овладение психологическими паузами чрезвычайно важно для речи педагога, поскольку делает её живой, эмоционально насыщенной, способствует установлению психологического контакта с учащимися.
Следующий этап – нахождение ключевых слов в каждой синтагме. Эти ключевые слова, произносимые с большей силой голоса, энергией, с «ударением», наиболее важны в смысловом отношении и составляют логический стержень синтагмы. Их выделение принято называть логическим ударением, поскольку с помощью этого приема говорящий указывает на важнейшие с его точки зрения слова.
Наконец, при формировании логической стороны высказывания следует определить тональный рисунок (мелодику высказывания). В лингвистиче-ской литературе для определения этого понятия используется термин «интонация», понятие которого рассмотрено выше.
Эмоциональная выразительность речи. Под эмоциональной выразительностью речи мы понимаем возможность с помощью голоса выражать те или иные чувства, отношение человека, воплощение в высказывании.
Наконец, для устной речи, для непосредственного контакта говорящего имеют немаловажное значение также дополнительные средства выразительности, как жесты, мимика и др.
Выразительность речи – важнейшее коммуникативное качество, обеспечивающее на риторическом уровне достижение влиятельности высказывания, его действительности; собственно в культуре речи – это ее эстетичность, гармоническое построение, предполагающее раскрытие возможностей слов и их сочетаний. Выразительность может находиться в противоречии, например, с чистой речи, с ее краткостью, логичностью.
Выразительность предполагает использование в речи определенной системы средств – фигур, тропов, и структур. Система средств нужна в речи именно в целях выразительности – для того, чтобы обеспечить не только адекватную передачу информации, и ее понимание, но и собственно воздействие на слушателя, а также максимальное выражение в слове мысли, образа, собственного отношения к нему.
«Каждое движение души имеет свое естественное выражение в голосе, жесте, мимике», - писал Цицерон. Язык жестов, мимики, телодвижений на-зывается языком речевого общения.
Способ организации усвоенных человеком неречевых средств общения и преобразованных в индивидуальную, конкретно-чувственную форму действий и поступков называется неречевым поведением.
Неречевые средства могут быть сведены к кинесическим (движениям те-ла), пространственным (организация поведения, межличностного общения), к временным характеристикам взаимодействия.
Неречевые средства выполняют осведомительную и регулятивную функ-ции в процессе общения.
Многие ученые говорят о том, что словесный канал используется для пе-редачи информации, а невербальный для «обсуждения» межличностных отношений.
Дикция (от лат. diction – произнесение) – четкое, ясное произнесение зву-ков речи. Хорошая дикция обеспечивается строгим соблюдением артикуляционных (произносимых) характеристик звуков.
Дикция, является одним из обязательных элементов техники речи, кроме того, без дикции просто невозможна нормальная коммуникация. Нечеткая артикуляция приводит к невнятной речи и, следовательно, затрудняет понимание слушателями говорящего.
Говорящий человек передает слушающему интонацию трех родов. Во-первых, мы узнаем, что (о чем?) говорит человек. Это логическая, или семантическая информация. Она передается через отбор смыслового содержания, слов, их порядка, синтаксических конструкций. Во-вторых, кто говорит, благодаря характерным индивидуальностям голоса каждого человека. Это опознавательная информация. По голосу можно определить физическое и психоэмоциональное состояние человека, его намерения и некоторые черты характера. Именно благодаря голосу часто как сказано превращается в что сказано, существенно дополняя или даже замещая словесное содержание речи.
О существовании опознавательной информации говорят многие лингвисты. Например, Э. Сепир, отмечая: «…фонетический облик речи, быстрота и относительная гладкость произношения, длина и построение предложений, характер и объем лексики… - все это небольшая часть сложных показателей, характеризующих личность».
Голос как совокупность разнообразных по высоте, силе и тембру звуков, издаваемых человеком при помощи голосового аппарата, обладает различными диапазоном, выразительностью и выносливостью.
Голос – индивидуальный «инструмент» человека, как и отпечатки пальцев. Умелое владение голосом делает более эффективной нашу речь. Основной приметой голоса является тембр. Звуковая окраска – очень тонкая и выразительная характеристика говорящего.
Особенности психологического, технического, коммуникативного восприятия голоса зависит от таких его качеств, как чистота дикции, а также звучность, диапазон, гибкость, адаптивность, помехоустойчивость, суггестивность.
Звучность голоса создает так называемую «благозвучность» речи. Звучный голос – это чистый, ясный по тембру голос (не хриплый, не гнусавый, не пришепетывающий), что тесно связано с дикцией. Хрипы, различные шумы появляются в голосе от недостаточно правильного владения речевым аппаратом, от плохой постановки речевого дыхания.
Термин «интонация» имеет два значения – узкое и широкое. В узком смысле он используется для обозначения мелодики, движения тона. Широ-кий смысл термина, помимо интонации, включает ударение, паузы, темп, ритм, т.е. совокупность совместно действующих компонентов звучащей ре-чи, а кроме того, характеризуется такими свойствами целого, как общий тон, темп, громкость произношения, обусловленными смысловым и эмоциональным наполнением текста, а также ситуацией его произнесения.
Интонация – это совокупность совместно действующих звуковых элементов устной речи, которая определяется содержанием и целями высказывания.
Интонация – явление сложное, целостное. Однако в ней выделяются сле-дующие компоненты: сила голоса (громкость, логическое ударение), пауза, темп и ритм (темпо ритм), мелодика, эмоциональный тон, тембр. Именно интонация фактически организует устную речь в целом, в том числе и чтение. С помощью интонации предложениям придается значение вопроса, побуждения, просьбы, сообщения… Интонация позволяет передать эмоционально смысловые оттенки текста, выражая состояние, настроение автора (грусть, тревога, радость…), его отношение к описываемому (ирония, уважение, гордость и т.д.). В трудах Н.И.Жинкина утверждается, что интонация присуща так же письменной речи: должен вычитать ту интонацию, которая вписана в текст сочинителя. Без этого невозможно верное прочтение и понимание текста.
М.М. Бахтин отмечает: «Интонация всегда лежит на границе словесного и несловесного, сказанного и несказанного. В интонации слово непосредственно соприкасается с жизнью. И прежде всего именно интонация социальна (по преимуществу)».
Основной тон высказывания – сверхсегментная единица языка и речи, интонационно-звуковое средство выразительности речи, - служит для выражения как смысловых, так и эмоционально дополнительных оттенков речи. Как отмечает Т.А. Ладыженская, «…тонов может быть столько, сколько разных эмоций, разных отношений».
Тон речи создается не только тембром или мелодикой звучания, но и всем комплексом фонетических средств (тембр голоса, высота тона и ее движение в слове, длительность ударного гласного, удлинение согласного ударного слога, посложное произношение, темп, громкость и др.)
Другим компонентом интонации является громкость. Громкость речи определяется через силу и интенсивность звука.
Логическое ударение – выделенность слова, обусловленная особой семантической или эмоциональной значимостью.
Логическое ударение – это выделение слова, наиболее существенного с точки зрения ситуации речи. К.С. Станиславский называл логическое ударение «указательным пальцем», отмечающим самое главное слово в предложении. Есть четыре способа выделить слово: более замедленным произношением, усилением голоса, изменением высоты голоса, паузой перед словом (а иногда и после него).
Речевое дыхание. Речевое дыхание и дыхание физиологическое имеют принципиальные отличия. Первое отличие связано с произвольностью речевого дыхания, человек способен управлять этим видом дыхания в отличие от физиологического. Второе отличие связано с определением активной доли легкого. Правильное речевое дыхание – диафрагмально-реберное. Это значит, что при правильном речевом дыхании вентилируются нижние доли легких. Это наиболее глубокий тип дыхания, более всего соответствующий требованиям образования звука. По этой причине такой тип дыхания получил название речевого (звукового, фонационного). Третье отличие речевого и физиологического дыхания обусловлено их структурой. Физиологическое дыхание в спокойной форме состоит из вздоха и выдоха одинаковой длительности. Речевое дыхание имеет иную структуру: короткий вздох, задержка и длительный выдох, во время которого и происходит образование звуков.